?

Log in

No account? Create an account

Я тут

Привет. Я тут. Все время была тут. Хотелось порассуждать иногда. Но писать не хотелось. Я становлюсь человеком. Я скоро смогу многое делать сама. Это все силы забирает. Я даже читать и рисовать не могу. Нет вдохновения. Писать иногда хочу. Даже стихотворение Лилькиному папе написала. У мамы в жж ссылка туда. Стихи звучат мне тихо теперь. Им уже не ак надо сюда. Они ждут. Я учусь. Понимать себя и делать себя учусь. Еще я говорить учусь. Линн мне помогает. Она на своих уроках меня мне открывает. Вот в последний раз открыла мне мою спину. И я заговорила. Нужно теперь научиться все произносить. А то невнятно. Говорю с ними. А они перспрашивают. И понимают т олько чуть чуть. Скажешь им что спать хочу. А они тебе молодец. Как хорошо сказала. А что сказала то не поняли. Линн к нам часто не может. Теперь надо нам к ней ехать. Интересно делать меня. после фельденкрайса легко. Много еще надо сделать.
Она полна жизни. Глаза Марии излучают знание, силу и боль запредельную. Сколько ей лет? Она совсем юная, а уже знает о боли своей все заранее. Она душа мира. Она когда то жила на этой земле. Кто может ее понять хотя бы частично? Матери героев, отдавших жизни за других, не знали заранее о судьбе детей. Они были, как все. Матери детей, рожденных в болезни, готовы к их гибели, но гибели от болезни. Горе это нельзя описать. Но как описать чувства Марии, родившей сына для того, чтобы его погубили? Родившей, заранее зная все. Кто ее выбрал? Зачем ей эта боль?
Заступница. Хранит других, сына отдав. Заслужил ли мир эту жертву? Слышит ли она молитвы наши? Можем ли мы просить ее о себе, приняв спокойно ее жертву?
Младенец на руках неслучайно серьезен и взросл. Он ждет. Но пока ребенок чист и золото одежд его означают золото души любого младенца мира.
Зачем люди не берегут это в себе?


Ежи от Петровича


Ежи на картине сопят и дышат. Они милые и чудесные. Петрович мой друг. Он подарил ежей. Они пришептывают  сны и поют песни про грибы и про счастье. Петрович раньше был врачом. А теперь уже давно художник. Посмотрите на них. Они входят в душу не спрашивая разрешения. И живут там. Украшая и грея. Еще у него есть лошадь в платье которая пошла учиться. Она проникнута сознанием нужности учебы и грустью расставания с домом. Я очень люблю Петровича. Он тоже вошел не стучась. И живет в моей душе и греет. Удачи тебе, Петрович. 



 Ежи 
 Hedgehogs




В город учиться


www.petrovichbook.spb.ru

http://music.yandex.ru/#!/album/395759


Танго. Кто тебя выдумал? Откуда такая мощь? Страсть и отчаяние. Трагедия и наслаждение. Гитара перебирает струны нервов, рыдая. Аккордеон вливается в сердце расплавленным свинцом. И так и застывает в форме сердца. Свинец тяжелый и отравляет он, когда его много. Услышишь танго и ты отравлен навсегда. Не сможешь равнодушно проходить мимо. Не подавив желания припасть к музыке и раствориться в танце. Танец не передаст всех чувств. Но даст выход.  

Плыло солнце на последних дня минутах.

Платья шелк,  каблук, наклон.

Спина прямая, грудь как под пули.

Вы минуты счастья мне вернули,

Душу унося с собой в полон.

Пол не держит наших туфель.

Воздух густ как мармелад.

Ах, не дай вам бог, чтоб вы устали

Танцем провожать любви закат

про время

Время придумали люди. Им надо понимать, когда зима и весна, и когда новый год. Я впервые прочитала у хоукинга про время, и он описывал время и пространство, как единое переходящее одно в другое. Его очень сожно понимать. Он из далекого будущего. Я не понимаю его, а чувствую чем-то внутри. Об этом же писал Эйнштейн.
 В планетарии есть про черные дыры лекция. Там так красиво показано, что пространство искривляется и энергия меняется и время становится материей.
Мы даем всему имена. Даже дельфины дают имена детям. Так легче понимать все вокруг. Но то, что мы называем временем это ничто. Вот утром я ела кашу. Ничего так каша была. Не шедевр конечно. Я больше с тыквой люблю. Так вот, этого мига, когда я жую кашу и думаю, что с тыквой все таки лучше, не существует. Есть тот миг, когда я сижу и пишу этот пост. А память про прошлое и мечты о будущем это не время, а энергия нашей мысли. 
Что скажете?

Америка разная

Она совсем не такая как Россия. Там в аэропорту пахнет морем. Едешь к Нью Йорку сначала мимо домиков теремков. Они простые двухэтажные. Но это уже столица мира. А потом въезжаешь на мост и бац весь Манхеттен перед тобой, как на ладони. Красота без красивости. Вид чопорный и неприступный и неживой какой-то. Красиво гармонией геометрических линий. Вблизи эти здания просто коробки. Ничего интересного. Но издалека это внушает трепет. Мы встретились с Ирой и Сандрой. Ира красивая, вся светится. А Сандра принцесса. Когда- нибудь мы с ней поиграем. Она читает книжки и сама еще не знает об этом. Потом долгая дорога в Филадельфию. Я спала. Поныла немножко, но в меру, и снова спала. Проснулась уже в доме Деборы и Рича. Они нас пригласили пожить у них.  У них есть две огромные добрейшие собаки. Волосатые. Теплые. Мы у них жили всю неделю.

Это город из домиков и деревьев. Все сказочное. У нас так на дачах живут. Камин топят. Чай летом на веранде пьют. Спокойно там дышится, легко.

Потом был визит к Доманам. Я их люблю. Они меня вывели из пещеры. Научили, что надо выйти и оглядеться. Раньше я не знала, что значит оглядеться. Видела только плавающие тени. Потом стали светить фонариком и я стала играть с зайчиком света. Потом я увидела мамино лицо. Она красивая и светится золотым. И пришла пора оглядеться. Столько всего вокруг! А в программе картинки и слова начались. Это было так здорово – поделать что то. Поработать, запомнить. Каждое слово – звуковой и орнаментный образ. Например, паук был сухим завитком. Экскаватор скрипящей дорогой.

Огорчало то, что слов было мало и повторяли их слишком часто. Мне одного раза хватало. Паттернинги делали и я почувствовала впервые тело свое.  Я стала целым . Эта целость не пришла до конца еще.  Но меня учат как ее создавать самой. Румико мой адвокат там. Она из Японии. Она строгая. Всегда знаешь, кто здесь учит.

В этот раз мне не повезло. Заболела. Дедушка грипп навестил. Поэтому три дня как в тумане прошли. А потом учили новой программе. Это всегда сюрприз . Не знаешь что на этот раз будет. Я там старичок. Меня все спрашивают, что бы я хотела сама в программу. Я там люблю быть. Общаемся с детьми. Мы умеем общаться так, что со стороны не заметно. Это самое приятное время. Мы летаем и играем, а никто этого не замечает. 

Потом дома мы можем разговаривать. Нам не важно, где мы живем. Моя подруга Дана очень далеко от меня. А я часто с ней играю. Я поговорила с Гленном. Он старенький совсем. Сказал мне спасибо. За что? Я не поняла. Только он лиловый и золотой. Он сказал, что меня что- то выбрало для освещения мира. Нас всех детей выбрало. Я это не поняла.  Может, объяснит кто?

Расставаться с институтом всегда жалко, а тут было просто невыносимо. Там просто чувствуешь себя по- другому.

Но мы поехали в Вашингтон. На экскурсию. Двух дней мало. Но музей истории природы и зоопарк очень интересные. Хотелось увидеть картины в  музее живописи но не успели. Здесь Америка просторная величавая и везде бегуны. То и дело мимо пробегают люди в спортивной форме. Все как то расслабленнее чем в Нью Йорке. Уютнее и живее. Широкие дома разные. Тоже коробки но больше похожи на Москву. Было страшно тепло. Даже сняли шапку. Цветы и зеленые листья. Как в апреле. Красота.

В Америке все время чувствуешь что ты здесь чужак. В Италии это тоже было, но по другому. Здесь ве чужмки всем. Не всегда уютно этого. 

Потом наступила Америка моей тети Светы. Там я и разболелась во второй раз. Бедная Света переживала за меня. И тетя Нина. Поехали в госпиталь.   Там Америка строгая. Все по правилам. Все четко и не отступишь. Правда очень добрый врач и медсестра. Я как в кино про доктора Хауса оказалась. Интересно! 

Ну и все пока. Америка моя и правда очень разная. Я там себя не чувствую особой. Чужой да. Но особой и не такой как все нет.




несколько фотокCollapse )

а я и хайку могу

вы без меня меня обсудили. я тоже хочу. уже не могу каждому ответить. простите меня. я от каждого тепло чувствую. картинка про лучик просто волшебная, вся светится. а чем ее рисовали? 
не бойтесь друзья за меня. я очень сильная. что может сделать перепалка с упрямцами человеку который празднует победу над слепотой и немотой.? мама переживает. но и она празднует со мной каждый день и она тоже сильная.  я сочинила хайку для нее. 

томно жужжат над сиропом осы.
не знают они красоты заходящего солнца. 
дай утонуть им в сиропе. не трогай - в жалах их яд. 

сказка про иголку

Это посвящается моей бабушке Неле .



сказкаCollapse )

картинка

Читать только под эту музыку. Иначе не то…
http://music.yandex.ru/#!/album/30438

Француз пел о любви с пластинки старой.
И скрипка кружево плела из звуков.
Перекликалось пиано с гитарой.
И на зубах хрустели странные слова.
И на душе играла грусть о непрошедших муках.
И в танце как всегда кружилась голова.

Это про Азнавура. Когда мы станем старше на несколько лет, будет дорога и мы на машине едем по ней. А вокруг поля. Жарко и воздух дрожит. А мы едем покупать вино и сыр. Большая компания друзей ждет. Будем ночью пить вино и танцевать. Будет петь Азнавур. А,устав от иностранщины, споем песни Окуджавы. И мошки кружатся и лягушки квакают. И свечи горят.
Я вспоминаю, как впервые услышала Азнавура. А Окуджаву я слышала всегда. И будет легко, что все пройдено и вся любовь мира для меня.

Про грипп и сказки

Жила была маленькая принцесса. И все в ее маленьком королевстве было тихо и ладно. И музыка и песни и краски и даже прекрасная елка на новый год. И никто не звал в гости дядюшку гриппа. Его никто не любит и никто не зовет. А он не может один. Никак. Не терпит он одиночества. Вот и набрел он на принцессин домик. Уж слишком там было хорошо. Он пришел незваным гостем, сел в самое удобное кресло и давай хозяевам в глаза заглядывать. Не каждый его привечает и в глаза его смотрит. А уж если смотрит то получает дядюшкин характер на время. Становится капризным, света боится, все глаза прикрывает. Спать просится и от праздничного ужина наотрез отказывается. И нос у него становится дядюшкин - мокрый и распухший. И голова – надутая и больная. А остальное тело вообще отказывается служить. Оно ломается, вялится, опухает и ходить не хочет. Все бы ему спать да постанывать. А принцесса маленькая. Она не знала про коварный дядюшкин характер. Встретила она его как гостя. Чаю налила. Пирога предложила да и глянула в глаза ему. И попала принцесса. Все у нее заболело разом. Голова, горло, руки, ноги и живот. Не до праздника совсем. Положили ее король с королевой в постель. Укрыли одеялом. Свет погасили и дали много сладких шариков чтобы прошла болезнь. Задремала принцесса и сон видит. Она сидит на скамеечке в странном парке. Все деревья вокруг больные – от солнца отвернулись. Листики пожухли и трава вокруг больная – скрученная ревматизмом. Да и скамейка сама хромая без одной ножки. Что такое, где это я?
А ты теперь у меня поживешь – старичок подходит и присаживается рядом. Я грипп, я тут хозяин. Это моя больная страна. Здесь всем больно скучно страшно и тошно.
- А зачем? – не поняла принцесса. Зачем тошно, если можно весело и радостно жить?
- Где весело, мне не место – старичок ворчит. Я там не приживаюсь. Я здесь управляю болями и хворями. Хочешь быть моей наследницей? Все тебе кланяться будут и за живот хвататься в знак почтения. Валиться направо и налево от замирания сердца и глаза жмурить.
-Нет. Мне тут тошно у тебя. И голова болит.
Принцесса зажмурилась и проснулась. Ей дали еще много разных лекарств. Растерли мазью, укутали в плед и спели много добрых песен. И принцесса поправилась. Она часто вспоминала дядюшку гриппа и жалела его. И загадала, что когда он еще раз к ней придет в глаза заглядывать, она ему сладких шариков даст и песни споет и может подобреет он. И не станет свой характер всем навязывать.